Ролевая по мотивам Наруто

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая по мотивам Наруто » Фанфики » Тяжела и неказиста жизнь шиноби-финансиста. С днем рождения, бухгалтер


Тяжела и неказиста жизнь шиноби-финансиста. С днем рождения, бухгалтер

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Скопировал вот отсюда. Хорошая вещь, надеюсь, раньше ее не выкладывали. Если же все-таки было - поправьте. Всего четыре дня.

День 1
Традиционный

- Завтрак готов…
За окном рассвело. Солнце, по-настоящему теплое солнце, лениво взбиралось на небосклон, разгоняя тучи. Его появление свидетельствовало о том, что время на сон безвозвратно ушло, пора приходить в себя и настраиваться на новые великие дела, коих у организации Акацки было хоть отбавляй.
Зецу, пристроившийся на подоконнике, прямо-таки расцвел, распустив свои листья и явив миру черно-белое лицо. Если бы не плащ с красными облаками, желтоглазый каннибал вполне мог сойти за мутировавший цветок-переросток. Итачи, водрузив на нос очки, восседал на спинке дивана и читал какой-то романчик. Сам диван занял собою Кисаме, мерно похрапывающий в обнимку с верным Самехадой.
- Попрошу всех к столу, - Тоби, облаченный в оранжевую пижаму и маску, ловко лавировал между сонными коллегами, позволяя каждому почувствовать волшебный аромат своего кулинарного шедевра. Уж неизвестно, каким именно волшебством наделил Тоби сие с позволения сказать блюдо, но от запаха его, корчась в предсмертных конвульсиях, дохли мухи, а Кисаме проснулся, звучно навернувшись с дивана и завизжав: «Изыдите, зловонные демоны ада!»
- О нет, - простонал Дейдара, уткнувшись лицом в ладони. Заботливые ручки-творцы немедленно принялись вылизывать лицо своего опечаленного владельца, отчего бедняга Дей завыл еще громче. Тоби озадаченно поглядел на напарника.
- Что-то не так, семпай? – спросил он.
- Ты – одно сплошное «не так»! Я не собираюсь есть то, что готовил ты! В прошлый раз мы сутки не могли выйти на миссии, потому что опасно было отходить от туалета дальше пяти шагов. А все из-за твоей стряпни, - припомнил Итачи, сообразив, что творец в истерике, и не сможет ответить хоть что-то членораздельное. Кисаме кивнул и опасливо покосился на кастрюлю.
- Так и ждешь, что из-под крышки появится чудовище с щупальцами, - прошептал Хошигаки и нервно поежился.
- Чудище с щупальцами вчера полночи яростно клялось вставить Хидану по самую глотку то, о чем в приличном обществе в слух не упоминают, и сейчас изволит отсыпаться в своей комнате, но никак не в этой кастрюле, - отметил Зецу, все еще не переставая нежиться на солнышке. «Какая, однако гадость, эти котлеты, из чего только Тоби делает их…, - подумал светлый Зецу, - Но я бы их съел, непременно съел… все до единой… быть может, они откажутся и выкинут стряпню на улицу, уж тогда-то я пообедаю», - вторил ему Зецу темный.
- Неужели все так плохо? – Тоби приподнял крышку и поглядел на свое варево, - А Хидан минут пять назад попробовал и сказал, что очень даже ничего.
- Хидан – мазохист, так что он не в счет, - из комнаты выбрался Какузу. Его черные волосы беспорядочно торчали в разные стороны, выражение лица не отличалось ни добротой, ни гуманным настроем, - Кстати, кто-нибудь его видел после попытки переварить кулинарные шедевры Тоби, или боги услыхали мои молитвы, и напарничек откинулся?
- Слушайте, давайте не будем тянуть судьбу за … за хвост, и выкинем ЭТО от греха подальше, - обслюнявленный Дей окинул окружающих умоляющим взглядом. Многие не поняли, что именно предлагает выкинуть подрывник: кастрюлю с варевом или повара вместе с его творением.
- Жри и не жалуйся. Эти продукты за деньги куплены, - Какузу достал из кармана пижамы свой блокнотик и калькулятор. – Могу перечислить затраченные суммы, и если ты мне их возместишь с процентами…
- Какузу спляшет тебе. Зрелище, кстати, преотвратное, так что решай сам, что лучше – пообедать с Тоби, или смотреть на танцы волосатого осьминога, - протяжно зевнув, на кухню заявился Хидан. Из его безупречных волос торчали веточки, сухие травинки и листики – последние пару дней Хидан ночевал на улице, ибо на общем совете организации было решено выселить его из пещеры за нецензурщину. Какузу, как ответственный бухгалтер Акацки, предлагал так же лишить своего напарника зарплаты и содержания, настойчиво цитируя в докладе слова Хидана о том, что деньги – ничто, а религия правит миром. «Пусть и жрет тогда свои религиозные книжки!», - заявлял полузомби, почесывая шрамы на лице. Но Лидер-сама решил, что негуманно отбирать у монаха его и без того урезанную зарплату, посему ограничились выселением.
- Хидан-сама, вы в плохом настроении? – поинтересовался Тоби, все еще обнимавший кастрюлю, - Неужели Какузу-сан вам неудачно вста-а-а…
Закончить предложение Тоби не смог – Пейн помешал ему самым наглым образом. Вообще, неплохо было бы отметить для начала, что у Лидера-самы было многовато вредных привычек. Он мечтал захватить весь мир, смеялся, как последний маньяк, увлекался пирсингом и жил в гражданском браке с бумажной женщиной, что является еще большим извращением, нежели законный союз с резиновой. Но самой вредной из всех несомненно была привычка врываться в комнату, не обращая внимания на то, что или кто попадается под ноги. На этот раз она его подвела. Под ноги попался Тоби. Споткнувшись, Пейн пролетел около метра, зацепив с собою замаскированного, Дейдару, Зецу, цветочный горшочек, стряпню Тоби и мирно читавшего Итачи. Замерший с блокнотиком Какузу с трудом сдерживал истерические рыдания, подсчитывая в уме во сколько им выльется ремонт сломанного подоконника, расколотого горшочка и погнутой кастрюльки.
- День обещает быть веселым, - изрек Хидан, и, опустошив бутылку сока, принялся вдохновенно восхвалять Джашина-саму.
Тем временем Пейн, что-то прошипев, поднялся на ноги, отряхнулся и откинул с лица слипшиеся рыжие волосы. Было заметно, что он из последних сил пытается сохранить самообладание и безразличие к происшедшему.
- Присядьте, - глубоко вздохнув, произнес он. - Я хотел кое-что с вами обсудить.
- А может мы сначала это… умоемся? - Тоби снял с головы Дея котлетку и съел ее.
- Подождете, ничего с вами не случится! – в гневе Пейн был непреклонен. - Я хотел обсудить с вами тему улучшения психологического климата в коллективе и укрепления корпоративного духа.
- Че… чего?! – Хидан заткнулся, едва не забыв от удивления к какой именно вере он принадлежит.
- Корпоративного духа, идиоты! Со-тру-дни-че-ство!­!! Я где-то читал…
- Пейн! – крикнула из комнаты Конан.
- Ну, я где-то слышал…
- ПЕЙН!!!
- Короче, Конан мне сказала, что для улучшения условий труда и производительности,­ нам необходимо лучше узнать друг друга, подружиться и отмечать все праздники вместе.
- Под-кха-кха-кха-блу­чник, - «прокашлялся» Хидан. – Я бы с удовольствием сказал тебе, в каком месте я б хотел тебя повидать, хренов лидер, да вот природная скромность не позволяет.
Пейн, скорчив страшную мину, покосился на блондина.
- Не-не, никаких праздников! – Какузу что-то строчил в блокнотике, - Они денег стоят.
- Ты чего пишешь? – Хидан попытался заглянуть через плечо напарнику.
- Штраф тебе за ругательство в общественном месте, - Какузу выдрал листочек и, плюнув на него, налепил на лоб Хидану. Блондин раздраженно сорвал «штраф» и бросил его на пол. Какузу выписал еще один листочек – за загрязнение территории.
- Так, лидер я или не лидер?! – взвыл Пейн, возведя глаза к потолку.
- Лидер, - сказал хор.
- Нет, - сказал Тоби.
- Козел ты, - сказал Хидан и получил третий штраф за минуту.
- Я имел в виду, что козел – не лидер, то есть лидер не козел, в смысле… Тоби – хороший мальчик, - сдулся к концу фразы «гуд бой», заметив на себе несколько ненавидящих взглядов.
- ИТАК, - громко изрек любитель пирсинга, - Близится один замечательный праздник…
- Хэллоуин, - вскрикнул Хидан, и глаза его вспыхнули фанатичным огнем.
- А что такое Хэлло… хэллу…хело…херо… в общем, что это? – спросил Тоби.
- Праздник святых и мертвых, - с выражением изрек блондин и буквально рухнул на диван, блаженно улыбаясь.
- Святых и мертвых… О!!! – замаскированный плюхнулся рядом с Хиданом и принялся обнимать его, - С наступающим днем рождения, Хидан-сама!!!
- Так, пока два этих идиота нейтрализованы, - Пейн повернулся к остальным, заляпанным котлетами и подливкой, - спешу сообщить, что Хэллоуин был месяц назад. Мы тогда немного перебрали…
- Нажрались как свиньи, - поправила нежная Конан.
- … и праздник выпал у нас из памяти. Сейчас я говорю о другом. Между прочим это, - он понизил голос до степени полной нелегальности, - день рождения нашего замечательного бухгалтера!
- При его возрасте пора говорить не «день рождения», а «смерть еще на один шаг подобралась к нашему дорогому другу»! Пошел вон, Тоби, обнимай именинника, только не меня… му… мудрец долбанный! – пытался отбиться Хидан, но замаскированный его не слышал, продолжая дурным голосом распевать свою поздравительную песенку.
- Хватит перебивать меня!!! Предлагаю отметить вышеупомянутое торжество подальше от работы, где-нибудь в уютном тихом месте, где мы все сможем…
- Отъе… отвали, Тоби! Молиться!
- Взрывать!
- Поплавать в море!
- Убить!
- Зачем деретесь, Хидан-сама… Купить конфетки…
- ЗАТКНИСЬ, ТОБИ!!!
- Ай! Но конфетки…
- Может быть все-таки взорвать…
- И при этом молиться, взрывать и молиться… О Джашин, ВЗРЫВАТЬ САМИХ СЕБЯ И МОЛИТЬСЯ… ДЖАШИН, ДЖАШИН, ДЖА…
- АЙ!!! ПОМОГИТЕ, С ТОБИ ДЕЛАЮТ ЧТО-ТО ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННОЕ­!!!
- УЙМИСЬ, ХИДАН!!!
- Главное, чтобы бесплатно было, - закончил дискуссию Какузу. – А еще лучше, чтобы ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ БЫЛО.
- Принято единогласно! Сегодня же едем укреплять наш корпоративный дух! Собери мой чемодан, Конан!!!
- Почему никто не интересуется моим мнением? – совершенно расстроился Какузу и, дабы поднять себе настроение, выписал еще полсотни штрафов Хидану. В результате получилось, что блондин должен был отдать напарнику всю свою зарплату и пару сотен ре сверху.

+2

2

День 2
Утомительно-прогуло­чный, праздничный и очень длинный

- Итачи-сан, осторожно! Де…рево… Ну что же вы так, Итачи-сан! – Кисаме выудил напарника из кучи листьев и отряхнул его. Итачи возмущенно потирал разбитый лоб и подумывал, не стоит ли затцукиемить наглый дуб, выросший посреди дороги.
- Не отставать! Бодрее, друзья, бодрее! Нас ждет праздник и целая неделя чудесного отдыха в лесах, где чистый воздух, птицы…, - восторженно покрикивал Пейн, взбирающийся на холмик.
-… на голову гадят, - взвыл Хидан, готовый зашвырнуть в лидера своим походным рюкзаком.
- Подобное к подобному, Хидан. Птицы умные, они знают, на кого гадить, - нежно пропел над ухом у напарника Какузу. Улучив момент, блондин вытер голову о спину бухгалтера и, довольный собою, насвистывая, продолжил путь.
- Дейдара-семпай, разве это честно? – стонал Тоби, согнутый в три погибели под тяжестью своих и дейдаровых вещей. Смотрящему со стороны могло показаться, что два гигантских рюкзака и палатка отрастили согнутые худенькие ножки, и еле плетутся в самом конце толпы под названием «великая организация Акацки».
- Тоби, ты говорил, что сделаешь все для меня. Вот и делай. Вы только гляньте, Зецу счастлив! Он чувствует себя в своей стихии, - отметил подрывник, наблюдая за каннибалом. Зецу нацепил на свои листья по веночку из желтых мелких цветочков и, безумно хохоча, сновал между деревьями.
- Хорошо бы там было озеро, - размечтался Хошигаки, - прохладная водичка и… Итачи-сан, осторожно, снова де… Итачи-сан, вы становитесь предсказуемым!
На этот раз Итачи подумал о том, что неплохо бы затцукиемить своего синюшного напарника.
- Ну не отставайте, нам стоит поторопиться! Расчистить полянку к прибытию Конан, чтобы все было идеально. Я хочу, чтобы все было и-д-е-а-л-ь-н-о. Просто иде…
- Мы поняли, - проворчал Хидан, - Укреплять корпоративный дух, отмечать день рождения, как же! Этот урод вознамерился продолжать свой род, а мы должны изображать из себя бойскаутов и смотреть на каннибалов в венках? Да что он о себе возо-о-о-о…!!!
- Хидан? – Какузу обернулся и поглядел на дыру в земле, - О боже, небеса низвергли фанатика в ад! Эй, ты жив? Надеюсь, что нет. Это было бы лучшим подарком на мой праздник!
Хидан сидел на дне ямы глубиною в несколько метров и озадаченно разглядывал табличку с надписью: «Эту яму три дня и три ночи без помощи теневых клонов и друзей рыл Нара Шикамару за то, что смотрел на облака вместо того, чтобы идти в академию. Йошино Нара». «Фигня какая-то…», - подумал фанатик.
- Вылазь, Хидан, - Кисаме опустил в яму лезвие Самехады и захихикал, - Боль – это так хорошо.
- Килька! – фыркнул блондин и в несколько прыжков выбрался из ямы только для того, чтобы быть встреченным кулаком Пейна и слететь обратно.
- Мы опаздываем, - прорычал лидер.
- Лидер-сама, а куда мы, собственно, идем? – спросил Итачи.
- Далеко еще? А то Тоби устал… Тоби сейчас сдохнет, ему уже не до корпоративного духа, ему бы свой не испустить, - пропищал замаскированный, уже передвигающийся на коленях.
- Немного осталось, какая-то пара километров, - беззаботно махнул рукой Пейн, вам там понравится.
В том, что там понравится всем, сомневались, естественно, все, за исключением самого лидера-самы. Вкусы у кучки маньяков были весьма разные: одному для счастья нужно было чистое небо, которое он с удовольствием омрачил бы парой взрывов, другому – свежая вода и братья-рыбы для компании, третьему подавай леденец (причем за тот «леденец», который ему предложил Хидан, блондинистому фанатику достался очередной штраф от бдительного бухгалтера - блюстителя нравственности). Но… как это ни парадоксально, Пейн оказался прав.
- Озеро, - сказал лидер, махнув рукою в сторону водоема, - Чудесный темный лесок для Зецу, колючие терновые кусты для Хидана, обрыв, с которого будет падать слепой Итачи, а мы станем смеяться над ним… прости, Итачи, небо без тучек для Дейдары…
- Небось, насчет неба сам договаривался, бог недоделанный, - съязвил Хидан и, получив в лоб ботинком, простонал, - О, боль прекрасна…
- И наконец…
- Конфетка, - прокричал Тоби и, сбросив поклажу, подобрал с земли какую-то дрянь и съел. – Шпашибо, лидер-шама.
- Эм… не за что, Тоби. Всегда рад помочь. Ну, приступаем. Давайте устроим здесь настоящее торжество страха!
- Прошу прощения, лидер, а «с» - это предлог или часть слова? – спросил фанатик, решивший поселиться на всю неделю в терновом кусте. По его словам, иголки забавно щекочут.
- Хидан, предлог это «пойдем, я покажу тебе свой новый прием», - назидательно изрек Какузу.
- Вот черт, ты при своей внешности знаешь о таких вещах, никогда бы не подумал.
- А для тебя вообще думать противоестественно.­
- Кончаем дискуссии. Какузу, снаряжаю тебя и Дейдару в магазин.
- Лучше смерть, чем это недоразумение неопределенного пола! - вздохнул бухгалтер, но его никто не слушал.
- Поговорите со всеми, запишите их требования и купите всего понемногу. Когда вы вернетесь, вы просто не узнаете эту поляну. Нам нужно все подготовить! И… поди сюда на минутку…
- Чего еще? – Какузу подошел и, собрав в своем взгляде все накопленное за жизнь неудовольствие, посмотрел на Пейна.
- Ну… тут такое дело…
- Время – деньги. Можно побыстрее?
- Ну, понимаешь, я и Конан… нужно кое-что приобрести… только не дешеви, я тебя умоляю, в таких делах жмотиться нельзя, а то потом дет… проблем не оберешься… Прекратите подслушивать, козлы!… Ты понял?
- Я подумаю над этим, - водопадник усмехнулся. «Вы только гляньте, и этот человек хочет захватить мир. Научился бы сначала сам к свиданиям отовариваться, а потом мечтал о господстве».
- Какузу – не жадничай, - напомнил Пейн и поспешно ретировался в свою палатку.
* * *
«Всем и каждому что-то нужно от меня, - подумал Какузу, печально глядя на длинный список, - Хоть бы раз кто подошел просто так и спросил, как здоровье, как настроение, но нет! Один просит пачку конфет «Шиноби на севере», другой – носки и непременно с рыбками, третий – «венерину мухоловку» в горшочке, а четвертому подавай кожаную плетку. И почему я должен выслушивать их сексуальные фантазии, я же бухгалтер, а не психиатр… может, имеет смысл устроиться на две ставки?»
- … и глины, - вещал Дейдара, прогуливающийся мимо входных дверей в магазин.
- Чего? – переспросил водопадник.
- Глины… на пятнадцать тысяч ре…, - прошептал Дей, наблюдая за тем, как глаза коллеги расширяются до пугающих размеров, - Это просто необходимо!
- НА ПЯТНАДЦАТЬ ТЫСЯЧ?!! – заорал Какузу так, что спугнул двух девиц с пакетами, - Дейдара, ты что, дебил!? Я не собираюсь тратить такие деньги на твой паршивый пластилин! Я…
- Вам штраф, Какузу-сан, - невинно улыбнулся Дей.
- Что ты сказал?
- Вы назвали меня дебилом. Вам штраф, ведь с некоторых пор у нас в организации запрещено обзывать друг друга идиотами, дебилами, конченными олигофренами, э, минутку… ммм, - Дей извлек из кармана записную книжку, - тупицами, подонками, маразматиками, мудаками, лохами… ммм… подписано лично вами, Какузу-сан. Так вот, давайте договоримся как деловые люди, вместо штрафа вы купите мне глину, а я не скажу, что вы нарушаете собственное правило.
Какузу улыбнулся так, что у Дейдары возникло непреодолимое желание сбежать на край света и не появляться до самого судного дня. Водопадник закивал, что-то забормотал, пересчитал солидную пачку денег и, оставив Дея снаружи, вошел в магазин, где повернул прямиком к полке со стройматериалами. «Глину тебе… глину, значит, шантажист малолетний! Если ты, террорист чертов, уверен, что старина Какузу в маразме, и позволит прокатить этому номеру, то ты очень наивен. Я научу тебя уважать старших шиноби, научу», - подумал он и засмеялся не хуже лидера-самы в дни его самого злобного настроения. Люди в магазине опасливо озирались на одинокого мужчину, хохочущего среди пакетов с цементом и песком.
- Дорогой, давай купим стройматериалы в другом магазине, - прошептала своему мужу старенькая японка и, схватив его за рукав кимоно, потащила к выходу, - По-моему, этот цемент не является экологически чистым. В него добавляют что-то…
Отсмеявшись как следует, ответственный бухгалтер извлек из кармана знаменитый блокнотик и начал вести подсчеты. «Значит так, на три тысячи ре – глины, на тысячу – песка, на пятьсот ре – цемента, пожалуй, в таких пропорциях сойдет, - собрав в большой пакет все вышеперечисленное, водопадник неторопливо побрел к кассе, расплатился и удалился в самый дальний угол магазина, где его не видел никто, кроме одинокого паука, уныло плетущего на потолке свои сети. – Теперь перемешиваем все это техникой воды и – вуаля! Количество материала то же, затраты – минимальны, плюс один поинт к моральному облику сотрудника. Не будет борзеть. Что у нас еще осталось? Ага… «Шиноби на севере»…
Какузу задумчиво прогуливался между полок с товарами. Однако в последнее время все дорожает, и, вполне естественно, бухгалтеру, для которого банкноты были важнее, чем дети (а, учитывая, что детей у Какузу не было – деньги получались его единственными близкими), такой поворот вещей не понравился. Ну кто в здравом уме станет покупать мясо за такие деньжищи?!! А рыба вот дешевле… значительно дешевле… и ничего, что Кисаме принципиально не ест рыбу… разве кто разберет в фарше, где рыба, а где мясо… Не долго думая, Какузу отоварился у рыбного прилавка, и побрел дальше, довольный своей феноменальной экономичностью, вошедшей в стадию обострения накануне праздника. Впрочем, с ним всегда случалось подобное в преддверии торжеств. «Теперь примемся за лидера», - решил бухгалтер и, завернув в аптечный киоск, коротко сказал заказ и бросил напоследок:
- Подешевле.
Купив все, что просили коллеги, Какузу присоединился к Дейдаре, вокруг которого уже увивались какие-то девицы. Впрочем, увидав водопадника, одна из девиц рухнула в обморок, а другая, подхватив подругу за руки, волоком потащила ее прочь.
- Держи, - бухгалтер не отреагировал на подобную бестактность с их стороны и протянул Дею половину вещей.
- Все-таки вы отличный финансист. Купили даже больше, чем я думал! – спустя полчаса молчания, подрывник не выдержал и первым начал разговор. Услышав в его словах искренний восторг, Какузу на секунду стало жалко беднягу блондина – никто не знал, как его руки отреагируют на такую ядреную смесь, но… жалость никогда долго не задерживалась в мыслях водопадника, - Ну ничего, этот праздник выйдет на славу, я устрою вам шикарный фейерверк! Пол-леса канет в небытие.
- Слышал бы тебя Зецу, - Какузу аккуратно нес в руках «венерину мухоловку», обернутую газетами, - Какого… о боги, что они натворили здесь?!
- А тебе разве не нравится? – Хидан, весь исцарапанный и перепачканный кровью, выбрался из своего колючего убежища, - А по-моему, эти три мертвых шиноби замечательно гармонируют с надписью «С днем рождения, Какузу», философия, однако… Рождение, смерть, человек приходит из небытия и уходит в небытие, дабы постигнуть великую сущность…
- Крыша поехала? – заботливо спросил Дейдара.
- Давно, - поделился Какузу, - Держи свою плетку, извращенец.
- … своего бренного сущ…О… спасибочки! Пожалуйте за стол, ждали лишь вас!
* * *
- С днем рождения вас!
- Затки пасть, Тоби, - прорычал Какузу, чувствуя себя как человек, которого насильно вернули в детский кошмар.
- С днем рождения вас…
- Последний раз прошу, заткнись по-хорошему, иначе я за себя не отвечаю, - бухгалтер недобро сощурил глаза. Упрямый Тоби продолжал свои завывания, торжественно вынося тортик в форме красного облачка, - Надеюсь, он не самостоятельно готовил ЭТО?
- С днем рождения, Какузу-сама-а-а-а-а­…
- И что б ты сдох, - с чувством протянул Хидан, после чего усмехнулся и пригладил свои идеальные волосы, сбив на землю розовый колпачок в зеленый горошек – причуда замечательной Конан. В отличие от Хидана, измазавшего всю полянку в крови безвременно ушедших шиноби, что решили на свою беду пройти в этот день через лес, Конан решила создать своим товарищам праздничное настроение иным способом, при помощи своего бумажного дзюцу и «ловких» рук Тоби. Кстати, именно благодаря «ловким рукам» горошек на колпаке Хидана больше напоминал грязные овальные пятна плесени. Конан немедленно подняла украшение с земли, отряхнула его и водрузила на голову коллеге. Наблюдая за этим, Пейн страдальчески вздохнул, понимая, что и ему не избавиться от собственного, красного, колпачка, «прошитого» металлическими скрепками.
- А теперь загадывайте желание! – воскликнул Тоби, словно не заметив теплого пожелания от блондинистого фанатика.
- Я что, похож на идиота? – прошипел Какузу, - Страшно признаться, сколько мне лет! Я дрался с первым хокаге Конохи, я убил бесчисленное количество шиноби, а теперь я должен поверить в то, что если я задую несколько идиотских свечек – сбудется мое желание?! Да у меня есть всего одно желание, и его исполнить просто нереально, даже при наличии в мире волшебства! Хидан НЕ СДОХНЕТ, ПОТОМУ ЧТО ОН БЕССМЕРТНЫЙ, СКОЛЬКО БЫ РАЗ Я НИ ПОЖЕЛАЛ ЭТОГО!!!
- А ты задуй эти свечки и с как можно более вдохновенным видом пожелай моей смерти, - доверительно прошептал Хидан, - И быть может, я сдохну от смеха!
Вид у последователя религии Джашин был столь самодовольный, что Какузу испытал непреодолимое желание утопить напарника в кремовом облачке. Но, увы, не мог этого сделать, и отнюдь не из природной гуманности. Просто, поскольку в Акацки все происходило исключительно на добровольных началах, не желавший праздновать день рождения именинник был на всякий случай крепко привязан к стулу. Любимым коллегам и этого показалось мало. Они продолжили свои издевательства над беззащитной жертвой, водрузив ему на голову голубой колпачок с блестяшками.
- Ну что вам стоит, Какузу-сама… Корпоративный дух, там, помните…? - почти молил Тоби.
- Ну же, Какузу-сан, не лишайте ребенка праздника, - попросил Дейдара, - И вообще, я хочу побыстрее БУМ!!! Я бум хочу, а вы тут со своим эгоистическим нытьем удерживаете нас от поедания тортика и любования фейерверками! Вы плохой именинник, лидер-сама, пусть сегодня будет день рождения у кого-нибудь другого!!!
- Кое-кто совсем от рук отбился, - Какузу выразительно покосился на Дейдару. Тот принялся озираться по сторонам, в поисках того, кто отбился. Как того и следовало ожидать, взгляд подрывника застыл на Тоби. Водопадник безнадежно покачал головой:
- А черт с вами.
Он насколько мог склонился над тортом и задумался. А в самом деле, чего ему пожелать? Много денег… это не так сложно, учитывая его специфическую работу, деньги всегда оказываются в его руках, нового напарника… да к этому уже вроде привык. Вот был бы он «… повежливее и посговорчивее… именно так! Было бы замечательно, если б Хидан уделял меньше времени своим тупым ритуалам, с большим уважением относился ко мне, слушал мои советы, выполнял мои требования… да… таково мое желание, только никакие силы во Вселенной не смогут выполнить его!» - он задул свечи:
- Ну что, довольны?
- А теперь я покажу вам искусство! – закричал Дей, принимаясь набивать свои ротики в ладонях новой глиной, - Вы увидите всю силу великолепного взрыва, этот момент, когда небо пылает и…
- По-моему, это не очень смахивает на искусство, - отметил Итачи, наблюдая за руками Дейдары. Им явно поплохело от адской смеси. Вывалив язык, правая ручка отплевывалась от подсунутой ей дряни. Через минут пять то же самое случилось с левой.
- Ой… ммм… чего это с руками? Какузу-сан, у меня дзюцу не выходит! Руки тошнит!
- Сходи к доктору…
- Ну вы же доктор!
- А у меня сегодня выходной. Хидан, развяжи меня!
- Пять секунд, - блондин поспешно развязал веревку.
- Всегда бы так, - Какузу зевнул, - Ладно, вы тут веселитесь, а я, пожалуй, спать. Вы утомили меня своим великолепным корпоративным духом, будь он неладен.
Он выбрался из-за стола и, потягиваясь, пошел к своей палатке, приметив между делом Кисаме, с торжественным видом погребающего «мясную» котлетку. Очевидно, у рыбмена какое-то особое чутье на собратьев – он таки раскусил, что на самом деле угощение сделано не из того, что бегало, а из того, что недавно плавало. Неподалеку от Кисаме притаился Зецу. Он со смачным чавканьем доедал праздничные ухищрения Хидана. Зецу, из любви своей к природе, не мог допустить того, чтобы целых три трупа гнили в лесу, отравляя атмосферу. Кроме того, зачем мясу пропадать…

0

3

День 3
Желаемый

- Доброе утро.
Какузу с трудом продрал глаза и уставился на Хидана, на коленях вползшего в низкую палатку. В руках он держал разнос с чашкой чая и какой-то несъедобной на вид булкой.
- Как спалось?
- Спалось?! Я по глупости поселился рядом с лидером, так что мне не спалось, - проворчал водопадник, - ты что приперся, звал я тебя, что ли… Пошел вон.
- Слушай, ты грубиян! Я тебе чаю принес, даже больше, лично его приготовил! - Хидан обиделся.
- И что ты в него подсыпал?
Блондин обиделся еще больше и, не проронив больше ни слова, что само по себе удивительно, поставил поднос на землю и удалился. Какузу передернул плечами и решился попробовать угощение, тем более, что с утра его обычно терзала страшная жажда. Чай оказался не просто съедобным, а весьма вкусным. «Почаще бы на него нападали приступы заботливости о ближнем, - подумал Какузу, - Надо сказать, что это новая догма его религии. Поганец умеет готовить чай, черт его возьми, а я и не знал!»
- Какузу, - в палатку заглянул Пейн.
«Что б вас, гребанные посетители! Поесть не дадут!», - разозлился водопадник, но все же постарался изобразить на своем заспанном лице подобие приветливой улыбки. От этого выражение его стало прямо-таки угрожающе страшным и немного кислым.
- У нас проблемы, - заметив, насколько вчерашний именинник «счастлив» его видеть, лидер несколько замялся, но все же счел нужным продолжить, - У Дейдары отвалились руки.
- Обе?!!
- Слово «руки» подразумевает, что обе, - рассудительно заметил Пейн, - Или у него где-то еще одна растет, а я не знаю? Зашей его, а то от его рыданий скоро озеро выйдет из берегов.
- Зато Кисаме будет рад. Вот доем и зашью.
- Бессердечный ты, - вздохнул Пейн и исчез. Какузу был не согласен с утверждением лидера – он не просто сердечный, у него, в отличие от остальных людей, целых пять сердец!
Минут через десять подремонтированный Дей бегал по полянке, весело размахивая руками. Какузу внезапно пожалел, что пришил их обратно.
Но, несмотря на подобные недочеты в лице надоедливых персонажей, в отдыхе была своя прелесть. Ему даже понравилась мысль о том, что не нужно вскакивать ни свет, ни заря, и мчаться на поиски демонов. «Странно это все… как правило, люди пытаются избежать встречи с демонами, и лишь мы стремимся сами найти их. Мы толком не знаем, чем кончится вся эта затея, зачем именно нужны хвостатые и получим ли мы что-нибудь в конце, кроме верной смерти. Я не игрок, я не рискую ничем, особенно жизнью и деньгами, но в этот раз, похоже, умудрился добровольно поставить на кон и то, и другое…», - размышлял он, смотря на красный диск восходящего солнца. Оно раскрашивало небо в невообразимые, яркие тона. Иногда начинало казаться, что за ночь вся их организация переместилась в иной мир, несуществующий, но опасный, ибо о его недружелюбности красноречиво рассказывал сей кровавый восход.
- О чем задумался? – Хидан присел рядом и принялся изучать свое отражение в третьем, самом коротком лезвии своей косы.
- О бренности своего существования, как ты изволил выразиться вчера, - Какузу усмехнулся, - Значит так, когда кончится этот психологический загон у нашего руководителя, мы с тобой отправимся в деревню Скрытого Облака за кошкой. Я хочу сразу выяснить несколько моментов. Во-первых, ты не будешь мешаться под ногами…
- Как скажешь.
- Я говорю, что ты не должен мешать мне, - повторил водопадник, решив, что напарник видно не расслышал его из-за ликования Дейдары.
- Я прекрасно слышал. Я не буду тебе мешать.
- Хидан, ты здоров?
- Разве что немного ногу оцарапал в кустах. Болит, скотина…
- Э… во-вторых, воздержись от ритуалов всяких. Быстро делаем свое дело и идем дальше.
- Договорились.
- И… ЧТО?!!!
«Нет, я никогда не поверю… Это невозможно… Он головой ударился, с ума сошел, тортом отравился… что угодно, что угодно, но только не… Он разыгрывает меня! Вот и ясно все. Он каким-то образом догадался о моем желании, и теперь разыгрывает меня. Ждет, когда я поверю, чтобы потом вдоволь поржать надо мною. Ну нет, я не поведусь! У него просто не хватит терпения. Вот поматерю его религию пару часов, и все – прощай, конспирация! Он просто психанет», - удовлетворившись сим объяснением, Какузу несколько успокоился, но не переставал смотреть на напарника с подозрением. Тот был непривычно спокоен, малоподвижен, и, что уж совсем поразительно, до сих пор не обматерил Дейдару, буквально порхавшего среди цветочков вместе с Зецу. Каннибал широко ухмылялся окровавленным ртом и на бегу плел венки.
- Эй, Итачи, осторожно! – вдруг крикнул Хидан, - там обры… Поздно. Кисаме, ты бы приглядывал за приятелем!
- Упал?! – Кисаме выполз из палатки и принялся биться головой о землю, - Лидер-сама, ему нужны контактные линзы, причем срочно! Когда-нибудь мы потеряем его!
- Помогите, - уныло позвал Итачи.

0

4

День 4
Торжество истины

Да будут прокляты те, кто придумал традицию задувать свечки на именинном торте и загадывать желания! Пусть сгинет Тоби, с его праздничными фантазиями, пусть канут в небытие мечты о вежливом напарнике, да сбудется все это, иначе окропит поляну кровью, лопнет голова старины Какузу, окончательно заблудившегося в своих мыслях и попытках разобраться в произошедшем. Хидан сошел с ума… хотя он и раньше вменяемостью не отличался, но теперь…, в одночасье его подменили, поставив на его место какого-то слюнявого идиота, который готов согласиться с любым утверждением, даже взять на себя вину за убийство Кеннеди, перейти в Христианство и сознаться в том, что он идиот. Все, что раньше доводило его до истерики, заставляло жутко материться и вопить всякую дрянь во имя Джашина, сейчас не оказывало на него никакого действия. Он безразлично кивал головой, говорил «Согласен», «Как скажешь», «Ты прав». Мечта осуществилась? Вот оно счастье? НЕТ!!! «Это самый большой ужас в моей жизни, если он еще раз скажет «ты прав», я удавлюсь. Дело в том, что эта тряпка – не Хидан. Жуть… никогда бы не подумал, что мне будет не хватать его тупых ритуалов, боевых выкриков и нескончаемых матов…», - Какузу разглядывал зевающего Хидана, внешне выглядевшего прежним надменным идиотом.
- Хидан, - позвал он, решаясь на отчаянный шаг, - я считаю, что религия Джашин – самая нелепая вера в мире. Она для идиотов.
В рядах Акацки повисло тягостное молчание. В ожидании эмоционального взрыва многие отошли подальше от блондинистого фанатика. Конан прикрыла свои нежные девичьи ушки и спряталась за спину Пейна.
- Ты только не нервничай, - обратился лидер к Хидану, с безразличным видом полирующему косу, - Только… у него что, затычки в ушах?
- Просто, иногда я и сам так думаю, - отозвался Хидан, - может мне стоит пересмотреть свои убеждения?
- ЗАТКНИСЬ!!! – взвыл Какузу, - Верните мне МОЕГО Хидана, моего ТУПОГО МАТЕРЯЩЕГОСЯ ХИДАНА!!! Я передумал! Я не хочу работать с такой тряпкой, я…
- Да ладно, мудила, не психуй, - Хидан рассмеялся, - Кто-то же должен был объяснить тебе, насколько я хорош!
- … прошу, чтобы… А? Т-ты… одурачил… меня?!! Т-ты… УБЬЮ!!! – выхватив из сумки кунаи, Какузу бросился за напарником, который с прежним диким хохотом улепетывал от разъяренного бухгалтера, нацепив себе на голову один из веночков Зецу.
- Я и не знал, что у этой истерички может быть столько терпения. Так спокойно реагировать на камни в огород своего ненаглядного бога, - задумчиво протянул Пейн.
- Ммм… Как думаете, догонит… ммм…
- Догонит, - сказал Итачи, укачивающий свою сломанную руку.
- Не… не догонит, мы так думаем, - возразил Зецу.
- Предлагаю делать ставки! – изрек Кисаме, - Прибыль отдадим Какузу в качестве компенсации морального вреда…
- О Джашин-сама, боль так хороша!!!
- Поздно… догнал, - вздохнула Конан.

0

5

Эпилог. День N
Срывающий крышу

Ну что ж, как вы уже догадались, единственным волшебством, затесавшимся в эту историю, оказалась патологическая вредность Хидана, умудрившегося доказать своему напарнику, что нет ничего лучше настоящего Хидана – такого, какой он есть. Вечно матерящийся, молящийся, спорящий, надоедливый… зато не скучно. А что же дальше? Жить бы им счастливо всей своей маленькой компанией с большими секретами, если б не некоторые не разъясненные вопросы…
Пейн вошел в пещеру… Впрочем, вошел – немного не то слово. Он в нее прокрался, вполз, протиснулся – что угодно, но только не вошел, ибо в его состоянии прямо ходить было просто невозможно.
- Господа, я должен сообщить вам пренеприятнейшее известие…
- К нам едет ревизор? – спросил Тоби.
- Чего?
- Да не… я просто так…
- В общем, у меня для вас две новости. Очень плохая и чуть-чуть получше. С какой начать?
- С очень плохой, - потребовал белобрысый мазохист.
- С той, что получше, - попросили остальные. Вняв требованию большинства, Пейн произнес:
- Нас ожидает праздник.
- Снова? – у Какузу началась аллергия на слово «праздник».
- Это другой праздник… наш с Конан… спасибо Какузу… а теперь – новость похуже – месяцев через восемь в нашей большой акацучьей семье появится еще одна маленькая акацука… что б ты сдох, жадная подлюга!
Закончив сию малопонятную речь, Лидер-сама удалился. Он наверняка бы хлопнул дверью, будь в пещере дверь, но, за неимением оной, пришлось уйти менее красиво, под нарастающий хохот соратников.

0


Вы здесь » Ролевая по мотивам Наруто » Фанфики » Тяжела и неказиста жизнь шиноби-финансиста. С днем рождения, бухгалтер